Баннер
 
Баннер
 
Баннер
 

Книга А.Б.Бабуханяна

Баннер
 

Книжные коллекции

  • Photo Title 1
  • Photo Title 2
  • Photo Title 3
  • Photo Title 4
  • Photo Title 5
  • Photo Title 6
  • Photo Title 7
  • Photo Title 8
  • Photo Title 9
  • Photo Title 10
  • Photo Title 11
 
  • Photo Title 1
  • Photo Title 2
  • Photo Title 3
  • Photo Title 4
  • Photo Title 5
  • Photo Title 6
  • Photo Title 7
  • Photo Title 8
  • Photo Title 9
  • Photo Title 10
  • Photo Title 11
 
 

Приложения

Your ad here Կյանքի խոսք
 
Газета Иравунк - Интервью

«БЫЛ ТАКЖЕ ВАРИАНТ ПРОВЕДЕНИЯ НЕФТЕПРОВОДА
БАКУ-ДЖЕЙХАН ЧЕРЕЗ АРМЕНИЮ»

19 лет назад приблизительно в эти дни  было подписано Бишкекское соглашение, в результате которого Карабахская война  вступила в длящийся до сих пор этап перемирия. Причем хотя днем подписания договора считается 5 мая, однако мало кому известно, что он не сразу привел к перемирию. Дело в том, что после 5 мая Азербайджан в какой-то момент даже отказался от соглашения. И только после того как спустя несколько дней в Москве у министра обороны РФ Павла Грачева состоялась встреча руководителей  ведомств обороны Армении, Карабаха и Азербайджана, они пришли  к окончательному знаменателю и 17 мая в 00 часов огонь был прекращен. Что происходило в течение этих 12 дней - почти никогда не освещалось. И сейчас в связи с 19-ой годовщиной достижения перемирия   экс-министр обороны   РА  Вагаршак Арутюнян, который был  одним из непосредственных и основных участников этого события, согласился в беседе с нами раскрыть некоторые скобки.
-Г-н Арутюнян, начнем с того, что накануне перемирия  еще шли активные военные действия. Армянские силы наступали в направлении Евлах-Мингечаур,  и освобождение Евлаха, имевшего стратегическое значение и являвшегося коммуникационным узлом, оставляло  в окружении огромный по масштабам  регион Кировабада, откуда азеры уже начали отступать. То есть, даже нет необходимости  объяснять, насколько Армении  с военной точки зрения было выгодно в этой ситуации довести эту операцию до конца. И в этот момент состоялось перемирие. Как вы, будучи военным авторитетным специалистом , считаете, возможно ли было закончить эту операцию и потом только начать думать о перемирии?
-Не будем забывать, что война еще не окончена  и о многом говорить  еще рано. Поэтому предпочитаю  в основном  не обращаться к этой теме, отмечу только следующее: если бы этот отрезок  был освобожден, то сформировался бы самый оптимальный для нас расклад участка армяно-азербайджанской границы. Естественно, эти линия стала бы естественным оборонительным поясом, существенно укоротилась бы линия соприкосновения, то есть для ее защиты ресурсов потребовалось бы значительно меньше, чем  требуется  сейчас.
В то же время Евлах- это стратегическая точка, которая делит Азербайджан на две части.  Кроме того действовавшая тогда железная дорога Баку-Джейхан, построенные в дальнейшем газо- и нефтепроводы проходят именно по этому участку…
-То есть, с геополитической точки зрения освобождение Евлаха было в интересах России, учитывая, что в последующем РФ  стала вести и  до сих пор  ведет с Западом  борьбу, чтоб не допустить формирования этих энергетических путей, обходящих ее территорию. Кстати, еще в то время  шли разговоры, что некоторые российские военные даже  убеждали Армению  завершить эту военную операцию.
-Вынужден повторить, что война еще не окончена и говорить обо всем этом рано. В любом случае, окончание этой операции  имело бы серьезное стратегическое значение, и в результате - в геополитической характеристике этого региона произошли бы существенные изменения.
-Кстати, внутренняя обстановка в Азербайджане в то время, казалось бы, тоже позволяла довести эту операцию до победного конца?
-Конечно. В тот момент  наши силы были очень организованны, а вооруженные  силы Азербайджана - наоборот, деморализованны. И, конечно, возникает естественный вопрос: перемирие было в наших интересах или нет, надо  было идти на этот шаг или нет? Не раскрывая скобок, могу сказать, что в сложившейся  ситуации подписание договора о перемирии было в наших интересах.  Говорю это из учета как внешних, так и внутренних факторов. И в итоге мы получили договор о перемирии  в том виде, который хотели, несмотря на то что  на начальном этапе  был предусмотрен другой вариант.
-Расскажите, пожалуйста, о чем речь?
-Я  и Вазген Саркисян по приглашению министра обороны РФ Павла Грачева приехали к нему. Там он впервые представил тот вариант договора о перемирии, который одобрил Азербайджан. Сейчас, конечно,  нет смысла возвращаться к техническим подробностям, однако в целом идея была такова: стороны отходили от линии соприкосновения на 5 км вглубь и на этом участке размещались миротворческие силы.
-Что под этим подразумевалось, какие страны должны были осуществлять миротворческую миссию?
-В этом и заключалась основная проблема. Ясно, что так как переговоры проходили при посредничестве России, то это  предлагало размещение российских сил. Азербайджан был категорически против этого, и мы, понимая это,настаивали, чтоб именно российские войска осуществляли миротворческую миссию. Азербайджан же предлагал разместить войска ОБСЕ. Даже пытались внести вариант, чтоб государства, имеющие со сторонами конфликта общие границы, не участвовали в этой миссии. То есть, не говорили открыто, что против участия России, однако все шаги были направлены на это. Более того, у меня была точная информация, что участвовавшая в переговорах делегация, возглавляемая министром обороны Азербайджана, имела от Гейдара Алиева четкое указание: сделать все, чтобы российских войск  в качестве миротворческих сил там не было.
-То есть, Алиев тогда уже вел какие-то западные игры?
-Да, они тогда  оценивали так: Россия поддерживает Армению  и преследует одну цель - удержать военное присутствие  в регионе. И естественно, в этих азербайджанских действиях их поддерживала Турция, пытаясь сделать все, чтоб Азербайджан не согласился  на размещение  российских войск в  качестве миротворческих сил на армяно-азербайджанской линии соприкосновения. Это желание Турции тоже можно понять: в конце концов,  осуществлялась  их вековая мечта - Азербайджан мог оказаться  под их неоспоримым влиянием. Ясно, что  размещение российских войск сразу превращало эту мечту в ничто. С другой стороны, Турция таким образом пыталась создать обстановку, способствовавшую после перемирия принятию выгодного решения карабахской проблемы, что также было бы исключено в условиях присутствия  российских войск. То есть, не смогли решить вопрос Карабаха на поле боя и хотели попытаться сделать это дипломатическим путем.
-Кстати, спустя  считанные месяцы после перемирия был заключен азербайджанский, так называемый Великий нефтяной договор,  в котором участвовали также такие мировые энергетические гиганты, как, например, «Бритиш Петролеум». Не говорит ли это о том, что мировое энергетическое лобби тоже сыграло свою роль в договоре о перемирии?
-Конечно, я  абсолютно не исключаю, что Азербайджан шел на перемирие под влиянием этого фактора. Во всяком случае, в тот момент тоже существовали планы строительства энергетических путей в обход России, а для этого нужно было перемирие. Причем в тексте того предварительного решения перемирия, которое вначале было одобрено Азербайджаном, можно заменить влияние нефтяного фактора.
-То есть, и это можно считать одним из политических факторов, помешавших взятию Евлаха?
-Естественно, но пока что рано говорить конкретно о  способах  влияния.
Но в любом случае в то время существовали  и  такие варианты, что нефтепровод Баку-Джейхан пройдет по территории Армении, для чего делалось все. Но именно с того времени  существовало  и азербайджанское  предусловие, что это может произойти в том случае, если карабахское противостояние решится выгодным  для них вариантом.
-То есть, когда Левон Тер-Петросян говорил о том, что  после заключения договора о перемирии с Карабахом  откроются дороги, коммуникации и на этом фоне станет развиваться экономика Армении, он имел в виду в частности это?
-Ему лучше знать, какую конкретно программу он имел в виду. Но предположим, что этот нефтепровод прошел бы по Армении, что бы это дало нам? Например, сейчас этот нефтепровод проходит по Грузии, что это им дало: что они - стали богаче, живут обеспеченной жизнью? Причем, трубопровод, проходя по Армении, был бы короче, то есть их транзитные расходы были бы меньше. Простой расчет - насколько эти доходы  соизмеримы с Карабахом, причем не в политическом плане, а в чисто экономическом?Даже в этом плане несравнимы. Или же к чему бы привели связи  с Турцией? Здесь также есть пример с Грузией, где около 30 тысяч турок в Аджарии уже получили гражданство  Грузии, взяв в действительности в свои руки экономику этого региона.

«ЕСЛИ АРМЯНЕ  ВОЙДУТ В БАКУ И ВЫ ПОЗВОНИТЕ МНЕ,
Я ТРУБКУ НЕ ВОЗЬМУ»,- СКАЗАЛ ПАВЕЛ ГРАЧЕВ


Представляем вашему вниманию продолжение интервью с экс-министром обороны РА, генерал-лейтенантом Вагаршаком Арутюняном. В беседе с ним мы подняли темы, связанные с событиями 19-летней давности: возможно ли было тогда, 19 лет назад, вместо заключения Бишкекского перемирия продолжить запланированные наступательные действия, что помешало этому?
Наш собеседник рассказал также о почти неизвестных подробностях армяно-азербайджанских дипломатических конфликтов, происшедших с 5 мая 1994 года- со дня подписания Бишкекского перемирия до дня фактического утверждения перемирия - 19 мая того же года.
-Понятно, что сегодня вопрос: что бы было, если бы в тот момент война  продолжилась - относится к ряду «если». Факт -было заключено соглашение о перемирии, и с момента его заключения возник вопрос: насколько это нам было выгодно?
-Учитывая ряд внешних и внутренних факторов, заключение соглашения в тот момент было правильным решением. И, конечно, то, что было заключено соглашение, в котором фактически зафиксирована линия карабахо-азербайджанского соприкосновения  в настоящем виде- это удача.
Второе - договор бессрочный. И самое главное, это - единственный межгосударственный документ, связанный с карабахским противостоянием, который Карабах подписал как отдельная сторона. Это серьезное достижение. И когда  в те дни  Вазген Саркисян приехал из Парижа в Москву и я на карте показал ему, что предусматривает этот договор, он сказал: это наша вторая победа.
-Хотела ли в действительности российская сторона заключения этого договора?
-Да, России договор был выгоден по нескольким причинам. Самое главное - они думали о размещении своих миротворческих сил на армяно-азербайджанской линии соприкосновения…
-Этого так и не произошло…
-Да, так как Азербайджан так и не согласился на это. Дело дошло до того, что спустя несколько дней после подписания договора Азербайджан  отказался от этого документа. Дело в том, что они вначале  представили один вариант, который предполагал вторым этапом после установления перемирия отведение армянских войск назад на границы НКАО. Тогда я несколько дней поработал в Генштабе РФ и по моему требованию вариант  был изменен и был представлен другой документ.
Когда шли обсуждения этого второго документа, а Азербайджан продолжал настаивать на своем варианте  полного возвращения освобожденных территорий , я внес предложение (на подробностях которого останавливаться не хочу), которое они приняли и подписали документ, думая, что он предполагает  отведение войск на территорию НАКО,  хотя  мое предложение отнюдь не означало это. Азербайджанцы же, поняв его таким  образом, подписали. И на следующий день, когда начали в Генштабе наносить на карту все, что  было записано в  протоколах, замначальника генштаба Азербайджана, поняв, что в документе нет такого пункта, который предусматривает отведения армянских войск назад, доложил об этом в Баку. Через два дня в Москву прибыла делегация Азербайджана во главе  с министром обороны Самедовым.
Встреча состоялась у министра обороны России Павла Грачева, где азербайджанская сторона заявила, что не может выполнить договор, так как Гейдар Алиев поставил задачу -  добиться варианта отвода войск, а этого в договоре нет. Тогда Грачев спросил меня и представляющего Карабах Бако Саакяна: готовы ли мы выполнять подписанный договор? Мы ответили, что готовы. Когда же он обратился к Самедову,  тот снова повторил: мы не готовы, так как Гейдар Алиев  хотел одного, а здесь представлено совсем другое и т.д. Грачев же отреагировал  резко - приблизительно так: «Вы  подписали и не выполняете, когда уже  официально заявили, что есть договор о перемирии. В какое положение вы ставите Россию? Знайте, что если армяне  войдут в Баку и вы позвоните мне, я трубку не возьму». После этого ко мне подошел Самедов, мол, давайте отложим договор  о  перемирии в сторону и начнем работать над Большим договором о мире. Ясно, что это была попытка избежать обязательств, зафиксированных договором о перемирии. Поэтому я ответил, что договор о перемирии - это предусловие, чтоб мы смогли работать в направлении Большого договора о мире.
-Не правильнее ли было сразу подумать об окончательном мире?
-Конечно, мы были готовы к этому. Однако  у них была не эта цель. Попросту исходя из тактических соображений, азербайджанская сторона пыталась вывести  из обращения договор о перемирии, поскольку считала его невыгодным для себя.  Сколько бы после этого длилась работа вокруг договора о мире, как бы она проходила, никто сказать не мог. Следовательно, нам в тот момент было нужно, чтобы подписанный договор о перемирии, фиксирующий  современный вид границ, остался в силе. Во всяком случае мы всегда  были сторонниками договора о мире, а Азербайджан в действительности был  против. Он просто пытался в очередной раз использовать  перемирие на фронте для урегулирования своего сложного положения. Параллельно пытался  использовать также нефтяной фактор - сооружения нефтепровода, и  с учетом того, какое значение приобрели для западных стран каспийские нефтяные проекты, стало проявляться внешнее давление. Не будем забывать,  что спустя считанные месяцы после перемирия Азербайджан заключил свой нефтяной договор  - так называемый Договор века. То есть, он надеялся  посредством этого давления навязать армянским силам перемирие по своим условиям, чтоб наши войска отошли назад - то, что Азербайджан никак не смог осуществить военным путем.  Но Азербайджану не удалось решить даже эту минимальную задачу, так как мы смогли договором о перемирии зафиксировать положение де - факто. И жизнь доказала, что это правильный договор. Во всяком случае армянская сторона до сегодняшнего дня многократно заявляла о готовности заключения Большого договора о мире. Конечно, с условием, что это не будет  происходить за счет Армении или Карабаха. Разумеется, идти на компромиссы можно, если бы такая же готовность была и у азербайджанской стороны. Однако факт остается фактом, что Азербайджан никогда не был готов к компромиссам, и все, чего мы достигли за это время, было сделано с применением силы. Даже сегодня, когда объявляем даже о готовности возвратить некоторые  освобожденные территории,  Азербайджан не хочет   обсуждать вопрос статуса Карабаха.
-То есть, остается вариант принудительной силы, что мы  не сделали в свое время.
-Ну это уже тема совершенно другого разговора.

Кероб САРГСЯН